PURA BESAKIH

15 июня я проснулась с первыми крикливыми убудскими петухами, чтобы успеть собраться, принарядиться и морально настроиться на поездку в главный храм острова Бали, Пура Бесаких. Едем на аудиенцию к местному священнику, мангку Джати, все серьезно. И сейчас думаю, что смело это наше приключение можно было девичником назвать, но типично балийским, высокодуховным. 

Вика, наша подруга, так заманчиво накануне делилась впечатлениями о своем первом визите к мангку Джати, что на момент когда прозвучал вопрос, хотим ли мы составить ей компанию, сложно было сказать нет. Извилистые утренние дороги уносящие практически к подножию вулкана Агунг, никаких препятствий на пути. Подношения, церемония, храмы. Злых духов задобрить, добрых поблагодарить...

И по иронии судьбы, за почти 8 лет жизни на острове, я собираюсь посетить это место впервые перед тем, как кажется навсегда покину Бали.

В графе, цель визита, я бы сказала скорее о неком своем любопытстве, подсмотреть как все устроено там, желании поснимать, чем о серьезном намерении говорить с богами. Но тем не менее. 

Я никогда не сожалела о том, что так и не покорила волну Индийского океана рассекая на серфе. Никогда не сожалела о том, что так и не распробовала индонезийскую кухню, не сняла ни единой достойной фотоистории с балийкой в главной роли, но о том, что за все годы жизни на Бали я так и не прикоснулась к нашумевшей балийской мистике (кроме совсем уж тяжелой артиллерии, домашних родов) немного да, сожаление было.

На Бали настолько два этих мира, реальный и мистический, перемешаны, что часто вообще теряешь границы, где есть действительность и какая. Они ходят ежедневно в той одежде, что по-нашему и по-хорошему считается традиционной, национальным костюмом. Они живут одновременно в двух разных временах, годах, в 2019 и 1941. И какие-то по счету свои жизни, явно не первые, и точно уж не последние. Они свято верят в перерождение и видят в своих детях четкую реинкарнацию своих прабабушек, так же как и мы видим то, что небо, например, голубое.

Забавно было думать обо всем этом, не спеша одеваясь. Саронг, кебайя и шелковый пояс. За столько лет на острове я обзавелась всего лишь двумя кебайями, несколькими поясами, но зато пестрой и достаточно уверенной стопкой саронгов в шкафу. Подобрать подходящий не такая простая задача. Завернуть свое тело во все эти слои кружев и соорудить юбку из отреза ткани - еще более сложная. Кебайя - это верх, блуза. Саронг - это низ, отрез, юбка. 

Пояс, прическа, духи, перекус в дорогу и вот уже за нами приехал водитель Бэрри и мы отправляемся в путь.

Надо сразу сказать, что я сто раз пожалела о том, что нарядилась дома. С непривычки проходить целый день в тропиках и в таком панцире, тяжко. А возможность переодеться у храма была.

Пура Бесаких считается матерью всех балийских храмов, коих на острове количество несчетное. Храму более чем 1000 лет. Переживал извержения, разрушения, восстанавливался и снова переживал. Достаточно людно и без конца, купи-купи-купи… банан, саронг, благовония, билет, сувенир, фото.  

Без проводника в храм нельзя, без благовоний нельзя. Но когда ты произносишь волшебное имя “мангку Джати” все пути открываются. Раз, и ты уже не просто белая обезьяна, оголтелый турист, желающий зрелищ, а свой человек идущий в храм по важному делу.

Почти у входа в главные ворота нас встречает жена мангку и его дочка. У жены точка, типа палатка, в которой можно купить сок, воду, мешок чипсов, необходимые ароматные палочки, перевести дух с дороги и переодеться, если не сделал это дома. Главное что она нам передает - это корзиночки для подношений, которые нам предстоит подарить богам.

Мангку Джати - мужчина сравнительно молодой. Говорят у него хорошая энергия, вибрации, карма. Не знаю, хорошей ли это кармой считать, но к нему любят приезжать на беседу все из русскоговорящих “местных”. 

Храм, в котором будет проходить наша церемония находится на самом дальнем храмового комплекса, через множество ступеней и неспешных рассказов про историю этого места.

Балийцы часто довольно расслаблены и для них церемониальные процессы выглядят скорее рутиной. Кто-то с сигареткой во рту слушает перезвон колокольчиков, кто-то ковыряется в телефоне, успокаивает плачущего ребенка, жизнь идет своим чередом. В каждом отдельном храме что-то происходит.

Пока мы сидели на коленках слушая мантру, конечно я оставила фотоаппарат и сумку рядом в беседке. И какое же было мое удивление, обнаружить на карте памяти эти фото. Добрые духи позаботились о снимках на память.

Много фана, но мало любви к себе, - говорит мне мангку, пока один конец магической нити у меня в руке, а второй у него. Мы плели защитные амулеты и таким образом, по окончании церемонии, каждая из нас имела возможность лично поговорить с ним. 

Все так просто. И вроде даже понятно из какой замочной скважины эту ночь теперь озаряет тоненький лучик света.  

У меня не было к нему вопросов не потому что я все знаю, а потому что достаточно настороженно отношусь к предсказаниям. Но было достаточно интересно послушать, что он сам мне расскажет о девушке Тане. Пристальный, беспристрастный взгляд со стороны.

Купать себя в удовольствиях, беречь, носиться со своим эго - не значит любить. Любовь, это в том числе, а может и в первую очередь, дисциплина. Дисциплина.

Нет, солнце не разогнало на небе все печали и тучи в один момент, а наоборот у меня настолько сильно разболелась голова, что таблетки не спасали.

Но я привезла из храма не только мигрень с веревочкой на запястье, я привезла из храма тогда намерение. 

Спустя две недели мы покинули остров. И уехать с Бали значительно раньше срока, в совершенно новую жизнь, было моим решением.

Спасибо остров тебе за все.

see all posts