Love is ...

Развитие - это любовь и спокойствие. У меня нет идеи, как нужно развивать и растить ребенка. Единственное, что точно важно, -  это атмосфера в семье: счастливые, радостные, цельные, любящие друг друга родители, взаимоуважение, взаимопомощь, один пульс на двоих. Недавно я спросила Костю: “Когда Макс спросит, что такое любовь, что ты ответишь? Он сказал: “Видишь: я и твоя мама, вместе это любовь, продолжение этой любви - ты.” Моя версия ответа была такой же. Банально, но все самое глубокое скрывается под маской простоты и обычных слов.

Каждый день как маленькая жизнь. С карапузом все дни кажутся одинаковыми, все действия - монотонными, но это только точка зрения. Если сменить угол обзора, то очевидно же, что все наоборот, все чудо.  

Чудо: когда они в машине играют в игру “предъявляем билетики”. В качестве билетиков изжеванная бумажка, которую Макс достает из солнцезащитного козырька. Чудо: когда утром парни играют в соседней комнате, а я еще валяюсь в кровати и слушаю их смех. Чудо: когда после купания Макс сам закрывает воду и сразу же громко-громко кричит: “ПАПА!”. И Костя приходит, и кутает его в полотенце. Чудо: когда из всех игрушек Макс дольше всего может играть с камерой GoPro и лишем от папиного серфборда. Чудо: когда на закате мы можем гулять вдоль шумных соленых волн, наблюдать за уходящим солнцем. Макс обожает смотреть на кайты и уже пытается говорить слово "кайт".

Кстати, Костя больше кайтсерфер, чем серфер. Наверно Макс это чувствует и очень увлеченно следит за парящими в воздухе "крыльями".

Первый год жизни Макса, и сразу без зимы, без бабушек, без дедушки, без собаки, без города. Я не люблю Москву. Тот город, где я росла, пропал навсегда. Завидую людям, родившимся в маленьких городах, до которых никому нет дела. У них осталось родное гнездо. Бали больше для меня дом, чем то место, где живут мои родные и друзья. Еще до рождения Макса мы с Костей решили улететь на остров, когда малышу исполнится полгода. Перелет нас пугал не сильно. Когда Максу не было трех месяцев, мы летали в Грецию, не так далеко, как Бали, но тоже опыт.

Сюда мы путешествовали катарскими авиалиниями, с долгой пересадкой в Дохе. Выезжали в город, ночевали в отеле и снова летели. Очень комфортно, но малыш все же затемпературил на следующий день после прилета на остров. Акклиматизация, продуло, зубы... не знаю. Несколько дней были сложными и тяжелыми, учитывая общую усталость с дороги. Но, к счастью, это позади, и ощущение, что я дома, очень помогло.

Через пару месяцев к нам прилетела бабушка, моя мама. В отпуск, на три недели. Для ребенка важно быть окруженным теплом бабушек и дедушек. Не знаю, на каком это уровне работает, скорей всего, информация в днк, гены, молекулярные метафизические и прочие штуки отзываются на любовь родителей родителей.

Мне нравится зима, от нее всегда можно улететь в лето. Из лета сложней улететь в зиму, почти невозможно. Люди любят тепло и солнце, любят море и океан, шум прибоя и соленые брызги.

Конечно, зим было много, все в городе, в мегаполисе. Серость, грязные дороги, машины, взгляды, ботинки, джинсы. Я люблю зиму на природе, с солнцем, с морозом, с варежками, которые пахнут, оттаивая в тепле, пёсиком. Люблю вкусные семейные обеды у родителей дома, зимой они особенно уютны. Но такой зимой насладиться я успеваю за две недели, а дальше наступает бесконечно холодный монохромный сезон, часто полный уныния.

Есть у меня первое зимнее воспоминание. Мы вернулись с папой с прогулки, квартира, коридор. Я плачу самыми горючими и жалкими слезами, маленькими руками сжимаю папину шею. Через шарф, шубу, куртку-аляску плохо получается вдавиться в него (Макс сейчас так вдавливается в меня или Костю). Из брови капает кровь. Мама пытается меня оторвать от папы, со словами: "Ну как так, ну это же девочка, шрам останется". Мне еще нет пяти лет, и, когда я катилась с самой большой горки, кто-то въехал в меня и рассек мне бровь.

Детство - это уют. В детстве всегда можно залезть на шею папе или завернуться в мамины объятия, расплакаться от счастья без причины, загрустить по сбежавшему год назад коту, поиграть во дворе, насобирать каштанов, налопаться мороженого, и все это тотально и навсегда. Теплые и нежные воспоминания, запахи, глаза, смех, эмоции, вкусы - в детстве всё ярко.

Для меня важно, чтобы Максу было уютно и красочно, насыщенно и тепло. Пусть ему улыбаются все балийские люди, пусть его берут на ручки, тискают пухлые щечки, разговаривают с ним на всех языках мира. Пусть он пробует на вкус экзотические фрукты, купается в волнах океана, кушает песок (не ложками, конечно), потеет как конь, дурачится, как его родители, кричит и смеется на весь ресторан, ему можно все, он творит свое детство, а я и Костя творим для него тепло и уют.

Мечты. Я вижу, как они смеются, когда Максу год, три года, десять лет, пятнадцать, двадцать пять... Вижу, как играют в баскет (Костя играл за свой родной город в юношеской сборной). Вижу, как в Дахабе Макс учится у папы управлять кайтом. Вижу, как на Бали они ныряют на досках в волны, что-то кричат друг другу, перебивая шум прибоя. Что бы ни выбрал для себя наш сын, мы будем ему поддержкой и опорой, папа - примером, мама - нежностью и уютом.

Я вижу это, но не спешу в будущее и не жду эти картинки именно такими. Наслаждаться каждым днем и каждым моментом - вот моя мантра на сегодня. В целом "ждать" не про меня, хотя это красивое женское занятие, но у меня нет на это терпения, силы воли и времени. Сколько я ждала первого поцелуя с моим будущим мужем? Нисколько. Как только мы увидели друг друга, он сразу же, без церемоний обнял меня и притянул к себе. Сколько мы ждали беременность? Меньше месяца. Ждали ли мы друг друга, живя каждый свою жизнь? Наверно, но фоном, больше были заняты самой жизнью, новыми ощущениями, путешествиями, наблюдением за другими людьми, парами, семьями. Учились. Учимся и сейчас, теперь вместе, и это совсем другие уроки. Мне кажется, они более ценные и сложней усваиваются, но тем и интересней.

see all posts