MUSE

Быть с людьми, которые на своем месте. Встречать, знакомиться и общаться. Отправляться вместе в самые сказочные места, рассказывать сокровенные тайны. Надя - настоящий творец. Или как я ей всегда говорю, - твоя муза Вселенная, а ты моя.  

___

Свою музу я называю "Вселенная”, и мы с ней состоим в долгосрочных, красивых отношениях.

Первое яркое воспоминание, связанное с красками, довольно судьбоносно. В 6-7 лет на вступительном экзамене в школу искусств от нас требовалось нарисовать классический натюрморт с глиняным коричневым горшком. У меня были медовые краски шести цветов, и там не было коричневого цвета. Меня охватила паника, я подумала, что самый близкий к коричневому - это черный, и стала писать горшок черным. Это было дико. Я смотрела на детей, которые были рядом, и у них были ленинградские акварели 24-х цветов. Я стеснялась попросить у них краску. Затем в класс зашел директор, широко вышагивая, такой высокий и статный. И он спросил меня, почему я пишу горшок черным. Я ответила, что у меня нет коричневого цвета. И тогда он сказал, что нужно смешать черный и красный и получится коричневый. И - о, чудо! Магия случилась прямо на экзамене. И даже дважды: меня взяли.

У меня простая семья. Папа - поэт, мама - библиотекарь. Наш дом всегда был полон гостей, мамины друзья - журналисты, папины - художники, музыканты, композиторы. Это всегда были шумные, многолюдные встречи. Просто огонь! Но я не любила все это и ждала, когда они все разойдутся. Особенно не любила, когда папа читал свои стихи, жутко этого стеснялась. Он впадал в транс, менялся в лице, в глазах читалось, что он вообще не с нами.

Любить, ценить, понимать их, плакать над ними начала только в 25 лет.

Я единственный ребенок, но у меня есть два двоюродных брата и две сестры. Так что у нас была банда из 5 детей! И все в детстве было для нас.

Помню домашние спектакли, конкурсы... Всеми праздниками руководила бабушка (папина мама), которая работала в свердловской киностудии монтажницей фильмов. Она сочетала в себе качества настоящей леди и озорного ребенка. Учила нас беречь игрушки, говорила: “Они живые”. Она учила нас любить друг друга, прощать, дарить подарки, всегда обнимать и целовать при встрече и расставании. Она была такой чистой, верила в Бога и всегда крестила нас на прощание. Это был ритуал оберега.

Помню, что все выходные были на папе. И он всегда с удовольствием устраивал нам полную культурную программу.

Помню, что мама тоннами приносила мне книги с репродукциями художников, я их обожала.

Помню и другое мое детство, которое проходило в деревне у второй бабушки. Свобода. Лес, велосипед, озеро, запах дыма, бабушкина стряпня, банда друзей, и мы целыми днями носились на улице.

Еще помню как сейчас, что на летние каникулы в школе нам задавали нарисовать 100 картин. Безумие, конечно. И что именно папа контролировал этот процесс, забирая меня с улицы. Он привозил грибы из леса и выкладывал мне натюрморт. Рисуй! А моя подруга мне позировала, я делала с нее наброски.

В начальной и средней школе первую половину дня я с трудом переносила, это были обычные предметы, а я любила только литературу. Вторая половина дня мне нравилась, и это было искусство - рисунок, живопись, композиция, скульптура, история искусства.

После школы я поступила в Архитектурную академию, и первые 4 года мы изучали индустриальный дизайн. Это было нечто, это был шок!

"Вещь обусловлена функцией", проект, эргономика, сопромат, начертательная геометрия - это был вызов не сдаться и не послать все куда подальше.

Но студенческая жизнь была веселой, потому что нет ничего лучше вечеринки, придуманной творческими людьми, пригласивших на нее таких же, как они.

На 5 и 6 курсе я выдохнула и стала получать настоящее удовольствие от учебы, уже изучая графический дизайн. Я успокоилась, ко мне пришла осознанность, я хоть немного стала понимать, кто я и какой вижу свою жизнь.

А потом была Москва и годичный интенсив по иллюстрации в британской школе дизайна. Было потрясающе. Общение с учителями и задания. Задания, которые были в то время моими путешествиями, океанами, неизведанными странами. Дерзко, современно, круто! И в итоге я вернулась к самой себе, той свободе, что была у меня в детстве.

Лучшие картины - это самые сильные чувства, ощущения внутри, в сердце, и, чтобы описать их, никаких слов не достаточно, нужен вот этот визуальный язык художника.

Я всегда сама себе критик, у меня есть чутье. Но я не перфекционист и позволяю себе делать ошибки. И тогда все вообще окей.

В творчестве не должно быть страхов. Реакция важна и, конечно, больше позитивная, но не как похвала, а больше как поддержка. Важно, чтобы мое творчество просто было еще кому-то интересным, нет ничего хуже равнодушия. И я смогу принять конструктивную критику, это тоже своего рода неравнодушие.

Сейчас я с головой в работе, в творчестве. Продолжаю писать серию абстракций, серию обнаженных людей. 

Работаю как графический дизайнер над каталогом натуральной косметики, которая производится на Бали. Планирую иллюстрировать книгу. Важно не останавливаться, никогда не останавливаться!

Еще я обожаю учить! Обожаю открытые умы и сердца! Одно из моих самых волшебных воспоминаний на Бали - это живой курс по иллюстрации с 11 учениками. Месяц необыкновенного общения, каждый урок был настоящим праздником, арт-феерией. У меня самой было много прекрасных учителей, я просто передаю эти знания, делюсь, делая занятия по-настоящему увлекательными. Это просто нужно видеть - как счастлив человек, которого с утра пораньше вывезли на пленэр к вулкану, и он открывает новую акварель, пробует делать этюды с натуры.

Я могу просто смотреть на фактуру скалы, похожую на лунные кратеры, и чувствовать, что будто перемещаюсь в космос. Меня вдохновляют приливы и отливы океана. Сначала ты созерцаешь мощь воды, волны, через несколько часов это все исчезает, обнажая дно - риф, и ты гуляешь по нему, разглядывая всех этих маленьких существ, крабов, звезд, ежей, кораллы, водоросли - это тоже микрокосмос.

Меня вдохновляет жизнь. Природа, люди. Все, через что я чувствую божественную любовь.

Но иногда и душевная боль.

Да, я влюбчивая. Все, в кого я влюбляюсь, обладают какой-то особенной свободой, благословением, они позволяют себе заниматься тем, что действительно любят, знают, кто они и для чего в этом мире и им не все равно. Я часто влюбляюсь в учителей, в талант, в глубину человека, я этим одержима… Но иногда проходит время, и ты понимаешь, что просто был влюблен в серфинг или музыку, хотя талант неотделим от личности, поэтому все справедливо.

Первый раз я прилетела на Бали 4 года назад, зимой, на два месяца. Мне было 27. Теперь я верю, что в этом возрасте с человеком происходят глобальные перемены. Перед этим я была в Исландии, которая уже что-то изменила во мне, и я решила непременно где-то перезимовать, работать удаленно, жить как-то совсем иначе. Моя подруга планировала путешествие в Тай с мамой, а после она хотела продолжить путешествие одна на Бали. Мы решили, что это будет прекрасно встретиться здесь, на острове. Я прилетела раньше нее, и за 20 дней вокруг меня образовался целый мир. И да, я влюбилась в серфера из Калифорнии!

Был 2-ой день моего путешествия, мы с моими новыми подругами были в Куте, в каком-то аквапарке, куче магазинов. Я больше просто следовала за ними, ничего не понимая. Вокруг был какой-то радостный хаос, я тогда только знакомилась с Бали, все внутри меня трепетало, и я четко чувствовала какую-то музыку внутри, ритм, мне хотелось танцевать. В одном из магазинов мне попался на глаза браслет с надписью, "Танцуй так будто тебя никто не видит. Медленно. Йоко Оно".

Я его купила, а вечером мы поехали на тусовку в один известный клуб на скале, которую обдувал сильный пахнущий океаном ветер. В конце танцпола играл диджей во всем белом, босиком, с длинными черными волосами и бородой, умиротворенным лицом, словно Иисус. Наконец-то я могла выплеснуть ту энергию внутри! Танцуя, я и познакомилась с человеком, свобода и глубина которого мне так пришлись по душе. Мы протанцевали вместе часа три точно, общаясь на языке танца, мы дурачились, словно сумасшедшие, словно дети. А после он учил меня серфить. Я ничего не могла, даже грести - он во всем помогал. Я хваталась за его лиш и мы плыли к лайн апу. Подходила волна, он отталкивал меня, я катилась на животе, на коленях, на одной ноге, а его накрывало волной, и после он плыл ко мне и возвращал на лайн ап. Бедняга. Но мы были счастливы.

В общем, через год я вернулась на Бали и с тех пор живу здесь, меня вернула сюда любовь к острову и любовь к человеку. И я просто преисполнена благодарности.

Все, что было в жизни, расширило мой кругозор. Все, что происходит сейчас, делает сильнее. Все настоящее. Настоящее, как и Вселенная. Я мечтаю о гуманном мире. И тогда все у нас у всех будет в порядке.

see all posts