CHAMONIX


В декабре прошлого года я планировала поездку в Мьянму и готовила морально свою семью к тому, что они будут моими компаньонами. Меньше всего эта затея нравилась мужу, Диме, но кто он такой, по его же словам, чтобы стоять на пути исполнения моих желаний. Тем более если речь идет о путешествиях.

Но по мере того, как из призрачной идеи поездка становилась все более осязаемой, такой, что уже пора держать в руках билеты на самолеты (а перелетов за весь наш маршрут длинной в неделю нам предстояло семь!), я дала слабину. Неожиданно для себя испугалась. И количества самолетов, и незнакомой еды, но больше всего и впервые - своего собственного ребенка, в красках представив, как она будет “рада” и бесчисленным ступам в Пагане, и Мандалаю, и всему остальному новому экзотическому миру. Поэтому в один из тихих балийских вечеров прокралась к Диме, чтобы обрадовать:

-Хочешь новость? Мы не летим в Бирму.

-Проси что хочешь, - только это в ответ он мне и сказал.

И я попросила. Сразу же, в ту же секунду, не раздумывая. Ша-мо-ни.

В апреле, на свой день рождения.

Шамони - долина, расположенная на стыке трех стран, Швейцарии, Франции, Италии, небольшой протяженностью, окруженная со всех сторон величественными Альпами, у подножия главного горного массива западной Европы, Монблан. В интернете пишут, что первый гостевой дом открыл свои двериеще в 1770 году, а собственно саму долину с ее ледниками и местным тогда населением, в основном фермерами, обнаружили два англичанина, немного ранее, в 1741 году.  

В 1924 район получил широкую известность благодаря проведению здесь первых в мире зимних Олимпийских игр.

Это не обычный горнолыжный курорт, который с закрытием зимнего сезона впадает в летнюю спячку. В Шамони жизнь кипит круглый год.

Каким-то мистическим образом я давно связана с этим местом. Через прочитанные статьи, захватывающие дух, через драматические рассказы друзей, через знакомых моих знакомых и через невероятной красоты картинки гор.

Первым делом по возвращению с Бали в Украину мы отправились опять за авиабилетами, маршрут Киев - Женева. Самый кратчайший путь добраться в сказочную долину - это долететь на самолете в Швейцарию и оттуда на авто или автобусе во Францию.

Машину арендовали, дом арендовали, страховки купили, летим. Под крылом самолета горы, и самолет плывет.

Сначала у меня стояла бронь бутик-отеля, с крошечными красивенными номерами и хорошим видом на горы, но с таких же крошечных балкончиков. Как же это, подумала я, носиться по необъятным просторам, дышать полной грудью, летать, мечтать, а потом томиться на 16 квадратных метрах. Нет, это больно. И я нахожу нам все-таки дом. Шале у подножия гор. 

С пятью спальнями, гостинной, кухней, террасой и количеством посуды, которой хватит чтобы устроить вечеринку человек на двадцать. Летим в этот раз мы небольшой, но шумной компанией. Нас трое и наша несравненная няня Алена, и Темка, ее сын, по совместительству лучший друг Кати.


Все прогнозы погоды нам дружно докладывали о том, что гардероб по максимуму должен состоять из вещей непромокаемых, теплых, удобных. И не забудьте перчатки, сурово напоминали они.

Мы с заданием справились. А погода подкачала. Все четыре дня нам светило солнце, обжигало носы и плечи, тёплые куртки пылились и бурчали в углу, а летних вещей катастрофически не хватало. Дима говорил, что этот мир меня сильно любит, подарив мне такую весну.


Дорога из Женевы в Шамони легкая. 1 час 15 минут. Из города в горы. Ближе, ближе, равнины превращаются в холмы с водопадами, холмы в горы, горы в скалы, гордо приветствующие тебя снежными вершинами.


И этот мир, вся долина, живет будто под защитой из прочной стены скал в своей отдельной реальности. Остальная жизнь существует, конечно, но где-то там и тебе туда в данный момент не хочется и не надо.

В доме во главе стола нас ждет бутылка сухого красного, а снаружи, на террасе - пьянящие виды.

В первый же вечер мы отправились на прогулку по городу. Я снимала сториз как сумасшедшая, и мой директ воспламенился от комментариев. Причём большинство из них было от людей живущих в Европе, но благодаривших меня за открытие конкретно этого места. А некоторые просто говорили: “Таня, так не бывает, это фотошоп”.

Французы, мадам, бонжур, тюльпаны, луковый суп, мостовые, шум горной реки, луна, нависающая сквозь зубья скал - ну приблизительно так и понимаешь, что пропадаешь. Влюбляешься и теряешь эту себя, чтобы встретить какую-то другую, до конца еще не зная, какую ту. Люди размеренно носят свои багеты из магазинов в дома, выгуливают собак, нарциссы цветут, и лыжники, да, нарциссы и лыжники. И никто не работает после восьми вечера.


Ночью луна, не стесняясь, подглядывает за нами в мансардное окно, а речка, шумящая под окном, скрывает за собой все остальные звуки. Первый день подошел к концу. Самый глубокий сон. И единственное, о чем я успеваю подумать, перед тем как в него провалиться: нет, мама, мне надо жить не у моря, мне надо жить у подножия гор.  


День второй. Ледник, который на самом деле уже сильно вышел из берегов и уплыл вниз, но название завораживает. Мер-де-Глас. Море льда. К нему можно приехать на ярко-красном колоритном трамвайчике, и этим мы намерены заняться после плотного завтрака. С детьми и всей компанией.

Трамвай зубчатый, это значит, что между правым и левым колесом имеется шарнир, а на рельсах зубья, и таким образом он может набирать приличную высоту за довольно короткий промежуток времени. Пять минут по городу и все, мы скрываемся в лесу и едем по кромке гор, лихо огибая склоны. Дети в восторге, мамы тоже.


В снежных горах яркий свет, и мои обычные солнцезащитные очки плохо справляются. Меня слепит. Воздух другой, слух другой, зрение другое - от кристальной чистоты даже кружится голова. Небо изрезано вдоль и поперек следами от самолетов - над нами множество воздушных коридоров.

А когда пришло время спускаться, возвращаться обратно и пассажиры заняли свои места в трамвае, я медленно скользила взглядом то на пики гор, то на старинные фото, украшавшие остановку…

А вот такой огромный был ледник Мер-де-Глас в 1925... А вот так здесь кипела жизнь в том же году, дамы в нарядных платья, джентльмены и трости...

Но самое главное - я рассматривала их, лыжников, здесь и сейчас, спешащих запрыгнуть в последний вагон. Возраст, не знаю, от 15 до 85. Разгоряченные, счастливые лица, после ответственного спуска. (чтобы оказаться здесь, в этой точке, им нужно было подняться на канатной дороге на высоту 4000 метров, Агюйи-дю-Миди. и оттуда сделать этот маршрут, который не для слабаков)

Особенное впечатление вызывали у меня пожилые пары, еще более сильное - пожилые пары со взрослыми детьми. Встретила четыре такие компании, семейных подряда. В их глазах отражались горы, в волосах ветер, на лицах круглогодичный, не тропический, нет -  горный загар. И вот в эту минуту - ой, мама! внутри что-то сильно ёкнуло.

Следующая картинка, уже в голове, что в будущем хочу так же и вижу себя старушку, а рядом свою девчушку, взрослую Катю. И в наших глазах горы, в волосах ветер, а на лицах круглогодичный загар. Не тропический, нет. Горный. И мы в очередной раз делаем с ней этот сложный, но накатанный уже маршрут, Эгюий Дю Миди - Мер Де Глас.

И хочется снова сказать: “Ой мама”.

Приблизительно именно это я себе на день рождения и загадала. На третий день пребывания в Шамони. День, в котором мне исполнилось целых и настоящих 40 лет. День, в котором опять вопреки всем прогнозам светило солнце. Мы предсказуемо с утра пили вино, топтали на вершине снег, слушали Enigma внутри ледника, а потом игру на рояле в ресторане на высоте 2000 метров над уровнем моря. Спустя несколько часов и два бокала вина бежали с Димой домой, покупали торт по дороге, украшали с Катей тюльпанами стол, готовили ужин с Аленой, задували свечи на торте, снова пили вино и мечтали, мечтали, мечтали.

Человек не может жить без еды, воды, веры и сна, но не только. Еще без мечты человек жить не может. Там и тогда в Шамони, родилась и моя новая.

Забросить подальше свой телефон, достать с полок все непрочитанные книги, выдохнуть и сказать спасибо. Получать удовольствие от жизни, простых ее радостей - от прижившегося нового куста пиона в саду у дома, воскресного вкусного обеда приготовленного в четыре руки, парапланеристов парящих в небе, шелеста весеннего ветра в спутанных волосах моей маленькой Кати...

Утром четвертого дня я проснулась счастливым человеком.

Собрала всю подаренную мне любовь этого места и увезла в сердце. И единственное из материального, что прихватила с собой - это желтые и фиолетовые тюльпаны с праздничного стола. Они тоже видели эти горы, дышали со мной этим воздухом и напоминали на киевской кухне еще долго об исполнившейся мечте.

see all posts