Women'sNature

Ничего не предвещало беды. Дима ушел из большого бизнеса заведений и ночных клубов, в желании доказать миру, что может начать все с нуля в области компьютеров. А я просто была на подхвате и рядом. Мы строили новую жизнь, и я даже не подозревала насколько новую.

Утро, пробуждение, планы на день. Мне нужно заехать в банк по пустяковому делу, потом встретиться с Димой, уже в городе. Вместо завтрака выпиваю наспех чашку кофе, скорее всего еще выкуриваю сигарету. Мне же 20 лет, вечная молодость и крепкое здоровье. И бегом на метро. А потом мне становится плохо. Просто еду в вагоне, читаю книжку и улетаю.

Так отчетливо помню, как оторвалась тогда от текста и представила наш состав несущийся в тоннеле и будто лечу я следом за ним. И так мне было хорошо, в те секунды и в том полете, что когда вернулась, оглянулась по сторонам, то не готова была к принятию реальности из хмурых лиц и серого вагона. Нет, сознание я не потеряла, но испугалась всерьез и надолго. Вышла на ближайшей станции, отдышалась, добралась кое-как до Димы и решила, все, пора завязывать с кофе и бросать курить. С кофе, сигаретами и метро, за компанию, завязала, но приступ повторился. Потом еще раз, еще… и постепенно я дошла до состояния, когда мне казалось, что перестала цепляться ногами за землю. А в голове сильнейший страх свил прочное гнездо.

Это сейчас я уже взрослая и понимаю название этому состоянию - панические атаки. И что чем больше ты о них думаешь, их боишься, тем с большей вероятностью они повторятся. Тогда же я верила исключительно в то, что схожу с ума или чем-то серьезно больна. И устроила себе забег по врачам. Врачи обследовали, ничего не находили, но охотно выписывали пилюли. Антидепрессанты, противотревожные…

В тот знаковый день мы ехали в такси, возвращаясь домой. Меня опять “накрыло”. Сердце выпрыгивает из груди, суета сменяется паникой, вслед за паникой приходит апатия. Хочется спрятаться, забыться и убежать в лес, но попросила водителя остановить и мы вышли из машины. Только в шумном лесу, возле гипермаркета электроники и я сказала Диме, что мне нужен фотоаппарат. Нет, это не было моей давней мечтой, я не хотела и не думала о покупке раньше. Это был импульс. Купить и прямо сейчас. Денег на покупку у нас не было и мы взяли кредит. Оформили все моментально, и вот она я, “отлетающая девочка”, но в качестве грузика на шее сверкает новенький фотоаппарат “Олимпус”. Начался период заземления.

Диафрагма, выдержка, исо, баланс белого. Бесконечный новый мир, построение новых связей и комбинаций, в которые погрузилась. Заново называла себе, как годовалому ребенку, предметы, встречающиеся на пути, и разбитая вдребезги картина мира начинала снова складываться, склеиваться, собираться.

Вот оно, вечернее солнце, в форточке сияет, смотри. А вот штора, и на ней, смотри, какие блики. И я, правда, не выходила из дома без фотоаппарата, снимала и днем, и ночью все подряд, жизнь, рассветы, огурцы у бабушки в огороде, детали, оттенки. Людей еще нет, еще боялась.

Вскоре я открыла для себя Живой Журнал и начались новые знакомства. Для меня настала эра художественной фотографии и самый насыщенный период моих собственных автопортретов. Когда ты снимаешь сам себя, ты изучаешь. Морщинки, линии, образы, позы... эта колоссальная работа наедине с собой.

Дальше в мою жизнь начали аккуратно входить люди. Доверять мне как фотографу. Это было волнительно, как первая любовь. Я не любила снимать свадьбы, семейные истории, но что касается женского портрета, особенно ню, особенно части тела - это было мое. Любимый фотоаппарат к тому времени уже был Никон, в том числе пленочный. Любимая пленка с ИСО 3200. Зерно - размером с кулак - это тоже было мое. Двойная экспозиция - любовь. Длинная выдержка - любовь. 

Потом была выставка, вторая, третья. Поездки, съемки, работа в социальном проекте с благотворительным фондом… Жизнь завертелась. И я забыла о приступах. Будто спряталась от них за объективом, а они потеряли меня из виду. Шел 2009 год.

Спустя время, при подготовке к фотовыставке, мне требовалось на листе А4 расписать все свои регалии, места учебы и боевой славы. Скучный текст не писался, и я ограничилась четырьмя короткими предложениями.

 Таня Коробова.

 Жила, любила.

 Живу, люблю.

 Жить, любить.

И, к моему большому удивлению, галерея приняла такой вариант автобиографии.

У меня есть два любимых дома, расстояние между которыми равно 10 000 км. Убуд и Киев. И, несмотря на то, что между ними мечусь в заботах, не представляю как жить иначе. Жизнь на два дома меня сильно закаляет и дает точку отсчета, в которой действительно нуждаюсь.

Я замужем. Вернее у меня есть любимый человек, друг,  Дима. Почему так? Да потому, что с Димой-другом и партнером мы тихо празднуем в этом году 20 лет нашего союза, а с Димой-мужем всего ничего, четыре года? три? Даже не помню, сколько лет прошло с тех пор, как мы расписались.

Не представляю свою жизнь без голубоглазой блондинки, балийской принцессы, убудской жабки - почти пятилетней дочки Кати.

Я фотографирую. Я пишу фотоистории. И каждый раз я испытываю просветление, когда складывается этот пазл - фотография, плюс слова. Ко мне вряд ли можно обратиться с заказом на фотосъемку, но я легко могу прийти к вам с предложением быть моей следующей героиней.

Я все время в поиске интересных людей. И учусь искренне принимать тех, которые сами приходят ко мне. Я все время в поиске новых мест. Я позволяю этим местам открывать мне новую себя. Учусь себя слышать.

Я не могу сказать, что сайт “women’s nature” будет только о женщинах, но он по-прежнему, как и много-много лет тому, с 2004 года, остается при этом названии. Потому что женская природа во всем и каждая новая история, это история обо всех нас, с похожими желаниями и реализацией этих желаний. О каждой. Со своими невероятными взлетами и болезненными падениями. О потерях и о радости обретения. О местах, в которых мы путешествуем на яву и во снах, и в мечтах.

Шесть лет тому назад, в Убуде, жизнь подарила мне знакомство с Доктором Бобби. Она практикующий иглорефлексотерапевт и я ходила к ней на сеансы во время беременности. Бобби в тот год исполнялось 70. Во время сеансов она всегда пританцовывала. Когда заказывала салаты из Бали Будды, то всегда с поправкой “без соуса”, занималась активно йогой и именно тогда, во время очередного сеанса иглоукалывания, она мне сказала: “Знаешь что, дорогая, только в 40 лет я почувствовала наконец-то что значит быть здоровой, физически и морально“.


И именно об этой жизни, об этих людях я буду много рассказывать, с помощью фотографий и слов.


see all posts